воскресенье, 9 апреля 2017 г.

Мои эссе: «Преднамеренное убийство». «Кто это всё так срежиссировал?»

Рецензия на рассказ Витольда Гомбровича «Преднамеренное убийство»
«Кто это всё так срежиссировал?»
Да – но шея, что делать с шеей,
которая в спальне наверху
тупо настаивает на своем?
В.Гомбрович
Откуда у меня такая
неестественность, аффектация?
В.Гомбрович
Из прошлого. О польском писателе Витольде Гомбровиче (1904-1969) я узнала в 1991 году. Мои родители выписывали в те времена много толстых литературных журналов, в «Иностранной литературе» (1991) увидела странное название «Фердидурка». В этом же году в домашней библиотеке появилась книга рассказов «Преднамеренное убийство».
Информация для размышления. Заглавный рассказ входил в дебютный сборник писателя 1933 года «Дневник времён возмужания». В предисловии к русскому изданию сказано, что рассказ «Преднамеренное убийство» чисто пародийный. «Все рассказы объединены характерной для писателя абсурдистской манерой повествования, основанной на литературной игре и изощрённой технике письма. Незрелый герой (термин самого Гомбровича) против всеобщего конформизма – вот основная формула этих рассказов» (с. 5).
Мёртвое тело. «Прошлой зимою понадобилось мне навестить одного помещика, Игнация К., чтобы уладить с ним кое-какие имущественные дела. Взяв отпуск на несколько дней и передав свои функции судебному заседателю, я отправил телеграмму: «Пришлите лошадей вторник шесть вечера». Так начинается рассказ. Повествование ведётся от первого лица, от лица следователя Г. Он вспоминает, как в прошлом году «гостил» в доме своего школьного приятеля К. Его никто не встретил, лошадей не прислали, жена и дети Игнация вели себя очень странно. Только за обедом, жуя котлету, следователь узнал, что помещик умер. «Могу я взглянуть на тело?» И слово «тело» прозвучало как-то уж слишком зловеще». Игнаций скончался во время сердечного приступа. «Его задушили», – прошептал я, хотя отлично знал, что то был сердечный приступ».
Расследование. На следующий день началось неофициальное расследование потенциального убийства. Улики прямо посыпались одна за другой (даже труп таракана объявился) – вся семья под подозрением. «Загвоздка, загвоздка – белая шея, нетронутая и, словно снег за окном, тем белее, чем темнее вокруг. Совершенно очевидно – труп в сговоре с бандой убийц». Кого же выберет следователь Г. в качестве убийцы? Как быть с нетронутой шеей? Всё удалось господину Г. «Судебно-медицинские эксперты, правда, кривились по поводу этих отпечатков, говорили, мол, что-то тут не так, – однако эти отпечатки, вместе с откровенным признанием преступника были признаны на процессе достаточно убедительными доказательствами».
Вывод. Итак, рассказ Гомбровича является герметичным детективом? Дано: ответственный следователь, мёртвое тело, вероятное преступление, улики, члены семьи, которые ведут себя подозрительно, откровенное признание убийцы. Или рассказ Гомбровича является пародией на детектив? Дано: эмоционально выгоревший следователь, мёртвое тело без признаков насилия, преступление, высосанное из пальца, улики, расстроенные члены семьи, которые ведут себя подозрительно (с точки зрения господина Г.), откровенное признание убийцы, чистосердечное признание следователя, вторичное убийство без первичного. Конечно, это пародийный детектив. Преднамеренное убийство нарисовала больная фантазия следователя. «Никому не советую делать из меня демона, а не то ведь я могу и откликнуться на приглашение...» - предупреждал Г.
Вопрос. В первом предложении рассказа говорится, что следователь едет к помещику, чтобы уладить с ним кое-какие имущественные дела. Видимо, личные, раз он берёт отпуск. Он видел своего приятеля последний раз много лет назад, ещё в школе. Какие такие имущественные дела? После устранения сына К. всё наладилось? Может, моё предположение абсурдно? «Кто это всё так срежиссировал?»
Источник
Витольд Гомбрович. Рассказ «Преднамеренное убийство» http://literature.gothic.ru/modern/prose/gombrovich/murder.htm

Комментариев нет: