четверг, 23 июня 2016 г.

Мои эссе: "Железная воля". О гордости, авоське с небоськой, блинах и смерти

Рецензия на повесть Николая Лескова «Железная воля» (1876)
О гордости, авоське с небоськой,  блинах и смерти
Что русскому хорошо, то немцу – смерть.
Поговорка. Или А. Суворов

Знаю, что бывает при встрече
немецкого железа с русским тестом.
Николай Лесков
         Первый раз читала это произведение Николая Семёновича Лескова (1831-1895) несколько лет назад, второй раз – несколько дней назад. Действительно, первое чтение – это второе чтение. Возникло у меня столько наивных вопросов, стратегических и тактических. Родилось у меня столько мыслей, тоже, видимо, наивных. Вот и выкладываю весь этот ворох без особенной систематизации.
1.На первый взгляд, сравниваются два национальных характера: немецкий и русский. В названии и эпиграфе (а это сильные позиции любого текста) противопоставляются  «ржавчина» (русская натура) и «железо» (немецкий норов). Очень не хочется ассоциироваться с «бурой плёнкой на болоте», «ржавчинными грибками» и т.п,.
2. «Да неужто кто-нибудь может надеяться победить  такой  народ,  из
которого мог произойти такой подлец, как Чичиков» (некий англичанин). Как-то обидно звучит, хотя Чичиков, конечно, подлец на тройке.
3.Англичане, начальники рассказчика, поняли, как нужно работать в России, и разбогатели. Андрей Штольц из «Обломова» тоже деловой и удачливый! Почему же немец Гуго Карлович не сообразил?
4. Что такое «железная воля» Гуго Пекторалиса? Глупость? Упрямство? Гордость? Характер истинного арийца?
5. Гуго Карлович ехал до Р. почти два месяца. По его же словам, он не мылся, ничего не делал на станциях (даже не читал! ужас!), почти не ел, замерзал. Прямо Зигфрид!
6.Пекторалис (лет 30) и Офенберг (юноша). «Пекторалис почему-то полюбил этого глупого Офенберга и делил с ним свои досуги: он жил с ним в одной  квартире,  спал
до женитьбы в одной спальне, играл с ним в шахматы…» Неужели в квартире Гуго была только одна комната?
7.Женитьба Гуго – трагифарс своеобразный. Десять тысяч талеров – верх блаженства, три тысячи талеров – рядом с верхом блаженства.  Три года супружеской невинности - наивности. Согласна, воля железная.
8.Внешность жены Клары Павловны очень необычна. Зачем автор подбирает немцу такую супругу? Почему Гуго решил, что и Клара тоже железовольная?
9. «Однако, чего я хочу, того уже, однако, нет». Точно сформулировал немец. Кто же в этом виноват?
10.Глупости (?) Гуго Карловича – предмет жестоких шуток. Чай (чифирь?), горчица. Необыкновенный экипаж («Экипаж был мудрен и имел такой вид, что ездившего на нем Пекторалиса мужики прозвали «мордовским  богом»). Слепая лошадь (интересна реакция Дмитрия Ерофеича на железную волю героя), осиное гнездо, суд с Сафронычем, забитые ворота, выплата «контрибуции». Гуго потерял чувство юмора? Разве у немца нет чувства собственного достоинства?
11. Античная трагедия. «И  впрямь, Пекторалис сам знал, что судьба над ним начала что-то жестоко потешаться и (как это всегда бывает в полосе неудач) она начала отнимать  у  него  даже неотъемлемое: его расчетливость, знание  и  разум». Судьба потешается над гордым  и расчётливым Гуго? Попал он как кур в русский (!) ощип.
12.Русские блины  – орудие наказания гордого человека. «Я к нему приду по его приглашению,  но  приду  на его похороны блины есть, а до того весь мир узнает, что такое моя железная воля».
13.Бес на чердаке. Смешной эпизод.
14.Благостная смерть русского алкоголика.
15.Нелепая смерть немецкого трудоголика.
          Вывод 1.  «Надо ли вообще бежать в колесе, каковым является любой российский труд,— или стоит делать карьеру и капитал при помощи таких чисто русских методов, как благородная лень, удача или бескорыстная помощь ближнему? Ведь в России везёт тому, кто НЕ работает,— а чтобы проследить обычную здешнюю участь Штольца, хорошо бывает прочитать детям вслух куски из уморительно смешной «Железной воли» Лескова» (Дмитрий Быков).
          Да, я рассказываю в 10 классе на уроках по «Обломову» о «Железной воле».  Ученики слушают с удовольствием.
          Ассоциации. Форма повествования – рассказ в рассказе.  Вспоминается «После бала» Толстого: тоже всё так хорошо начиналось и так печально закончилось. Вспоминается также «Ионыч» Чехова: «картина бывает внушительная, и кажется, что едет не человек, а языческий бог».
         Вывод 2. «Зачем же так  пренебрегать  авоськой  с небоськой?...
Ну, железные они (немцы), так и  железные, а мы тесто простое, мягкое, сырое, непропеченное тесто,  -  ну,  а  вы  бы вспомнили, что и тесто в массе топором не разрубишь,  а,  пожалуй,  еще  и топор там потеряешь» (Николай Лесков).

Можно почитать
1.Николай Лесков «Железная воля» http://az.lib.ru/l/leskow_n_s/text_0007.shtml
2.Дмитрий Быков «Любимые потроха» http://ru-bykov.livejournal.com/1748621.html?thread=8031117
3.Кира Велигина «Н.С.Лесков «Железная воля» http://leskov.org.ru/library/o-leskove/zheleznaya-volya.htm  Просто комментированный пересказ повести. Упор на православие.
4.Антон Чехов «Ионыч» http://www.ilibrary.ru/text/437/p.1/index.html
5.Лев Толстой «После бала» http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_14/01text/0299.htm 

Комментариев нет: