понедельник, 29 июня 2015 г.

Мои эссе: «Интермедиальное пространство композиции». «Словомузыка» для читателя-гурмана»

Отзыв о книге Людмилы Григорьевны Кайды
«Интермедиальное пространство композиции»
«Словомузыка» для читателя-гурмана»
Наедине с текстом в человеке
открываются удивительные возможности
глубокого познания мира,
авторского замысла и самого себя.
Л.Кайда
       «Эту книгу я мечтала написать давно. Не о музыке в литературе как о научной проблеме, а об ощущениях читателя…», - это слова автора книги «Интермедиальное пространство композиции» (М., Флинта, 2013). Людмила Григорьевна Кайда - доктор филологических наук (МГУ им. М.В.Ломоносова), заслуженный профессор Мадридского университета Комплутенсе (Испания). Её перу принадлежат известные научные монографии, например: «Композиционный анализ художественного текста. Теория. Методология. Алгоритмы обратной связи»,  «Композиционная поэтика текста», «Эссе: стилистический портрет», «Стилистика текста: от теории композиции – к декодированию», «Композиционная поэтика публицистики». 
       Я познакомилась с научным творчеством Людмилы Григорьевны много лет назад, когда прочитала её книгу «Композиционный анализ художественного текста. Теория. Методология. Алгоритмы обратной связи» (2000). Композиционный анализ в соответствии со стилистикой текста наиболее продуктивен в работе над литературным произведением. Л.Кайда пишет, что «все компоненты художественной структуры (факты, набор этих фактов, их расположение, характер и способ описания и т.д.) важны не сами по себе, а как отражение эстетической программы (мысли, задумки) автора, который отобрал материал и обработал его в соответствии со своим пониманием, отношением и оценкой»  (с.88). Людмила Григорьевна разработала для анализа композиции методику декодирования: «Исследование захватывает два этапа: на первом – выявляется реальный смысл высказывания как результат взаимодействия синтаксических единиц…; на втором (композиционном) – выявляется реальный смысл синтаксических структур, составляющих компоненты композиции (заголовка, зачина, концовки и т.д.) как результат функционирования в тексте» (с.83).
      В 2013 году Людмила Григорьевна подарила мне свою новую книгу «Интермедиальное пространство композиции», которую я тогда же и прочитала, но отзыв написать  не решилась. Сейчас передо мной эта монография. В книге 4 главы, «От автора»,  Послесловие, Приложение. Эта книга написана не только для учёных, но и для школьных учителей словесности. Попытаюсь (я всё-таки обыкновенный школьный учитель литературы, а не филолог) доказать своё утверждение.
     «От автора». «Эта книга – развитие теории композиционной поэтики текста… В её основании лежит наука о сотворчестве читателя и автора, направленном на глубокое прочтение текста по методике декодирования. Для нас главным моментом в таком сотворчестве является универсальная категория композиции». В центре находятся читатель и авторский подтекст.  «Мир наполнен текстами, для которых у филологов существует масса умных определений, а читатель входит в эту тестовую Вселенную, не всегда обременённый филологическими знаниями, движимый лишь стремлением к познанию мира. Композиционная поэтика текста призвана помочь читателю почувствовать себя Читателем. И эта книга написана от его лица».
      Вывод первый. Эта книга написана для читателей, которые хотят думать, вступать в диалог с автором художественного текста.
      Глава первая.  «Читатель – автор: диалог на все времена».  Термин «интермедиальность» введён в науку в 1983 году А. Ханзен-Леве. Понятие «медиа» включает в себя любые знаковые системы, в которых закодировано сообщение. Интермедиальность – это и способ организации художественного текста, и методология анализа художественного произведения. Актуальна проблема соотношения интертекстуальности и интермедиальности. «Интермедиальный текст как синтез различных искусств вписывается в текстовое поле композиционной поэтики в своей оригинальной ипостаси… Одной из составляющих такого текста в литературе часто становится музыка, понимание роли которой в композиции и требует расшифровки, т.е. декодирования смыслов». Рассказ Л.Толстого «Альберт», роман  философа А.Лосева «Трио Чайковского»  говорят о том, как музыка входит в душу человека. «Читатель чувствует себя комфортно, если … он может понять написанное, а не интерпретировать произведение в угоду своей фантазии. Проблему диалога «читатель – автор» композиционная поэтика рассматривает в антропоцентрическом аспекте современных теорий текста».
      Глава первая. «Смена царствующей парадигмы». В XX веке царила функционально-стилистическая парадигма. «В её глубинах сформировался деятельностный подход к тексту. Контуры исследований XXI века определяет новая парадигма – коммуникативно-прагматическая».
      Глава первая. «Лингвофилософия как интегратор новых методик».  Современное направление – диалог, коммуникативно-деятельностные исследования технологии литературного образования (например, работа С.П.Лавлинского «Технология литературного образования. Коммуникативно-деятельностный подход»). «Изменение философско-научной парадигмы в конце XX – начале XXI века – от функционально-системной к коммуникативно-прагматической – повлекло за собой изменение образовательной парадигмы». Философы утверждают, что в нашей культуре  отсутствует практика «обучения учению».  Как научить читать, «как привить человеку навыки чтения, предполагающие умение вычитать собственные эмоции, а не привносить их в текст?»
       Глава первая.  «Коммуникативные модели сотворчества».  Эпизод  у шарманки в романе  «Преступление и наказание» Достоевского. «Мы выявили три модели сотворчества читателя с автором: социально-информативного воздействия, эссеистического (побуждение к философской рефлексии или риторической полемике) и эстетического (повышение культурного уровня)».
       Вывод второй. Очень неплохо для читателя (даже обыкновенного) знать некоторые научные труды знаменитых филологов, лингвистов 19-20-21 веков.
       Глава вторая. «Вчитываясь в звуки музыки…». «Чтение – это великое переселение из мира внешнего в мир внутренний, частичное или полное отождествление читателя с героем или автором литературного произведения, его идентификация с ними. В основе этого «переселения душ» - развитое ассоциативное мышление и способность к сопереживанию, склонность к рефлексии».
       Глава вторая. «Музыкальный подтекст драматического сюжета». Анализ «Крейцеровой сонаты» Л.Толстого.
       Глава вторая. «Текстовые регистры бетховенской сонаты». Анализ «Гранатового браслета» А.Куприна. Анализ рассказа «Чистый понедельник» И.Бунина.
       Глава вторая. «Словомузыка» для читателя-гурмана». Анализ рассказа А.Чехова «Скрипка Ротшильда».
      Глава вторая. «Натюрморт под фортепианный камнепад». Анализ рассказа А.Чехова «Ионыч».
      Вывод третий. Думающий учитель с удовольствием будет учиться анализировать музыкальные подтексты программных литературных произведений. Тем более образцы анализа в книге Людмилы Кайды отличные.
       Глава третья. «Композиция как синтез смыслов». «Перед читателем выстроена система субъективных авторских сигналов – реприз, повторяемости эпизодов, лирических отступлений, акцентирующих приёмов «выдвижения», дающих код к музыкальным кроссвордам, которые скрыты в подтексте… Декодирование всего авторского подтекста, чтобы выявить особую конструктивную функцию музыкального, и является главной целью композиционного анализа текста».
     Глава третья. «Комбинаторные приращения подтекста». Анализ рассказа К.Паустовского «Старый повар».  Анализ рассказа К.Паустовского «Корзина с еловыми шишками». Анализ рассказа В.Бианки «Музыкальная канарейка». Анализ рассказа И.Бунина «Легенда».
     Глава третья. «Что за многоточием?»  Анализ рассказа А.Чехова «Ушла…»
     Глава третья. «Как звучит тоска…» Анализ рассказа А.Чехова «Тоска».
     Глава третья. «Диалогические обертоны экспрессивной композиции». Анализ рассказа А.Чехова «О любви». Анализ рассказа И.Бунина «Солнечный удар». Анализ рассказа И.Бунина «Господин из Сан-Франциско». Анализ рассказа И.Бунина «Un petit accident».
     Вывод четвёртый. Вот и ещё замечательные анализы текста. Бери и неси на урок литературы. Или сама учись выполнять композиционный анализ текста.
    Глава четвёртая. «Интерпретационные узлы коммуникации». «Эссеистический стиль смещает акценты назидательности, раздражающей навязчивости, переводя размышления о новых ценностных ориентирах в область спонтанных мыслей «по поводу».
    Глава четвёртая. «Точка отсчёта – эссеизация». Анализ публицистических газетных текстов.
    Глава четвёртая. «Театрализованное представление для читателя». Анализ текстов в жанре интервью.
    Глава четвёртая. «Интермедиальность в социокультурном диалоге». Анализ текстов в жанре интервью.
    Глава четвёртая. «Холостой выстрел псевдориторики». Анализ текстов в жанре эссе.
    Глава четвёртая. «Стилистический штрих-код «Опытов». Анализ испанских текстов в жанре эссе.
    Вывод пятый. Эссе, публицистика, интервью есть на наших уроках русского языка. Кое-что из этой главы можно взять на урок.
     Послесловие. «Но когда книга уже была написана, подумала: согласится ли читатель с тем, что я вычитала из текста, или он слышит совсем другую музыку?»
     Вывод шестой. Людмила Григорьевна, диалог с Вашим читателем (со мной) состоялся. Я очень рекомендую Вашу книгу другим читателям.
     Приложение. Тексты из испанской газеты (на русском языке). Рабочая программа «Элективный авторский курс лекций «Стилистика и композиционная поэтика текста».
     Вывод седьмой. А ведь это настоящая подборка дидактических материалов для уроков словесности.
      Вывод последний. Зачем же школьному учителю словесности читать эту научную монографию? Я уже ответила на этот вопрос.

Комментариев нет: