четверг, 28 мая 2015 г.

Мои эссе: "Мещане". Про уродов и людей?

Рецензия на пьесу Максима Горького «Мещане» (1901)
Про уродов и людей?
Пустяки, собственно говоря! 
Вот только субъект нервный.

Только люди безжалостно 
прямые и твердые, как мечи, 
- только они пробьют...
А! Нил! Откуда?
Максим Горький
     Перечитала первое драматическое произведение Максима Горького. Спектакля по этой пьесе не видела в театре давным-давно. За столетие с лишним многое изменилось в нашей частной жизни и большой истории. Так и представила я (человек уже 21 века), как Нил в 1917 году рядом с Лениным и Троцким, в начале 30-х он уже допрашивает «врагов народа», а в 1937 году его самого как «врага народа» расстреляют. Поля, естественно, отправлена в лагерь.
     Вернёмся всё-таки к тексту. Афиша – важный элемент любой пьесы. Только два героя с полными ФИО: Бессеменов Василий Васильев, хозяин, и Елена Николаевна Кривцова, жиличка. Имя и отчество есть у Акулины Ивановны. По именам названы дети Бессеменовых, родные и приёмные: Пётр, Татьяна, Нил, а также швейка Поля (не Полина), кухарка Степанида. У остальных персонажей в афише одна фамилия.
      Пьеса начинается с эпизода чтения книги: «Взошла луна. И было странно видеть, что от нее, такой маленькой и грустной, на землю так много льется серебристо-голубого, ласкового света». Вспомнился лунный фрагмент «На кладбище» из «Ионыча» Чехова и что-то из Тургенева типа «Призраки. Фантазия». Неужели мотив красоты, умирания был предусмотрен Горьким? Или это авторская насмешка и шпилька в адрес некоторых литераторов и читателей? Или это моя призрачная фантазия?
     Герои драмы (не все) делятся на тех, кто всегда уверен в себе и своей правоте (сильных, с точки зрения автора), и сомневающихся в себе и во всём остальном (слабых, с точки зрения автора). Горький в молодости читал книги Ницше и увлекался его сверхчеловеком (где-то рядом Данко). Реплики сомневающихся часто с вопросительным знаком, реплики уверенных нередко с восклицательным. Ключевое слово слабых – скука, ключевое слово сильных – знает.
«Поля. А я бы такого не полюбила... нет!
Татьяна. Почему?
Поля. Скучный он... И всё жалуется... Неуверенный потому что... Мужчина должен знать, что ему нужно делать в жизни...
Татьяна (негромко). А... Нил - знает?
Поля (уверенно). Он знает!
Татьяна. Что же?
Поля. Я... не могу вам это рассказать... так просто, как он говорит... Но только - дурным людям... злым и жадным - плохо будет от него! Не любит он их...
Татьяна. Кто - дурен? И кто - хорош?
Поля. Он знает!»
     В разряд уверенных входят Василий Бессеменов, Нил, Елена Николаевна, даже Поля; к неуверенным, слабым, конечно же, относятся Татьяна, Петр. Родных детей Бессеменова автор лишает будущего (значение фамилии очевидно), зато приёмный сын собирается жениться. Пусть размножаются только сильные!
      Над схваткой – так можно определить позицию Тетерева. Конечно, он говорит правду в лицо, но, мне кажется, является наблюдателем и своеобразным судьёй. 
      Конфликт Василия Васильевича и его воспитанника Нила – это конфликт двух авторитарных личностей. Василий Васильевич изводит свою семью занудством, как будто не помнит, что его дети – давно взрослые люди: «Неужто отцовы слова так тяжело слушать? Не для себя ради, а для вас же, молодых, говорим. Мы свое прожили, вам - жить. А когда глядишь на вас, то не понимаешь, как, собственно, вы жить думаете?». Акулина Ивановна, понятно, ему подпевает; жалеет Татьяну, засидевшуюся в девках, и Петра, которого «охмуряет» жиличка. От такой материнской любви Таня волком воет: «Это какая-то тупая пила». Елена называет старших Бессеменовых «ржавчиной», их любовь – «гибелью для детей».
    Нил рвётся из дома приёмных родителей на волю: «Теперь придется ускорить свадьбу... Ну, и ускорим... Да, она еще не ответила мне. Но я знаю, что она скажет... милая моя девчушка!.. Как ненавижу я этого человека... этот дом... всю жизнь эту... гнилую жизнь! Здесь все... какие-то уроды! Никто не чувствует, что жизнь испорчена ими, низведена к пустякам... что из нее они делают себе темницу, каторгу, несчастие... как они ухитряются делать это? Не понимаю! Но - ненавижу людей, которые портят жизнь...». Действительно, он всё знает, уверен в своём и Полином будущем, ненавидит «гнилую жизнь» и «уродов», то есть людей, не таких сильных духом, как он. Даже страшно рядом с таким «прямым и твёрдым, как мечи». Тетерев, умный и наблюдательный алкоголик, иронически замечает: «Ничего! Сцена очень интересная. Я слушал и смотрел с удовольствием. Очень недурно, очень! Не волнуйся, брат! У тебя есть способности... ты можешь играть героические роли. В данный момент герой нужен... поверь мне! В наше время все люди должны быть делимы на героев, то есть дураков, и на подлецов, то есть людей умных...». 
       В монологах Нила слишком много лозунгов и публицистики, какой-то безжизненности: «Прав - не дают, права - берут... Нет такого расписания движения, которое бы не изменялось!». Неслучайно обычно рядом насмешливый Тетерев: «Вот смысл глубочайший науки! Вот смысл философии всей! А всякой другой философии - ан-нафема!». В пьесах Горького персонажи типа Нила обычно так и говорят: афористично, прямолинейно, лозунгово. А образ Василия Васильевича как раз очень настоящий, живой. Все мы знаем таких простых, любящих, авторитарных отцов. При этом они ужасно надоедают своим нудным морализаторством и отталкивают этим повзрослевших детей.
      В финале пьесы Перчихин, отец Поли, много раз повторяет слово «чудаки». Чудаки – странные, нелепые люди (привет, Чехов). Последний звук произведения – звук струн пианино. Интересно, звук лопнувшей струны в «Вишнёвом саде» (1903) Чехова отсюда? В начале драмы звучит книга, в конце – звук пианино… Очень культурное обрамление для пьесы о мещанах и уродах! Или о людях?
Источники
М.Горький «Мещане» http://az.lib.ru/g/gorxkij_m/text_0170.shtml
А.Чехов «Ионыч» http://www.ilibrary.ru/text/437/p.1/index.html
И.Тургенев «Призраки. Фантазия» http://rvb.ru/turgenev/01text/vol_07/01text/0188.htm      

Комментариев нет: