воскресенье, 17 мая 2015 г.

Мои эссе: "Любовь к трём цукербринам". Поезда судьбы

Отзыв о романе Виктора Пелевина «Любовь к трём цукербринам»
Поезда судьбы
Сны – единственная смутная память
о нашей действительной жизни.
Виктор Пелевин
      Я читала почти всего Пелевина, но, кажется, не смогу создать настоящую рецензию на его книгу. Поэтому мой отзыв, пожалуй, не полноценный отзыв, а некий набор ассоциаций.
     Автор эпиграфа к роману Виктора Олеговича утверждает: «Вселенная состоит из историй, не из атомов». Видимо, и вселенная новой книги Пелевина тоже полна историй. Какие же это истории?
     Предисловие, которое написал  К 1156, называется «Объяснения и оправдания». Понятно, что заголовок кивает в сторону  предисловия Лермонтова к «Герою нашего времени»: «Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя  вещь; оно или служит объяснением цели сочинения,  или  оправданием  и  ответом  на критики. Но обыкновенно  читателям  дела  нет  до  нравственной  цели  и  до журнальных нападок, и потому они не читают предисловий. А жаль, что это так, особенно у нас. Наша публика так еще молода и простодушна, что  не  понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения. Она не  угадывает  шутки,  не чувствует иронии; она просто дурно  воспитана». Затем мы узнаём о герое того времени и горьких лекарствах. А Пелевин говорит о Киклопе, научной терминологии и композиции книги. Даже утверждает, что «в книге почти нет связи с актуальной действительностью». Ой ли!
    В названии романа прогуливаются Сергей Брин и Марк Цукерберг в итальянской пьесе Карло Гоцци «Любовь к трём апельсинам».
    Часть 1 «Киклоп».  Работа киклопа (одноглазого великана в мифологии) очень опасная, но таким големом (человеком из глины, без души в еврейской мифологии) можно побыть недолго.  Или големом в этой главе является кто-то другой? Подробно рассказывается о деятельности Киклопа. Несколько страниц о «Пророке» Пушкина можно предложить детям на уроке литературы. Упоминаются также стихотворение Введенского, рассказ Брэдбери, кот Шредингера… У Киклопа есть смертельные враги – Птицы. Сразу вспомнила кадры из фильма Хичкока «Птицы».
    Часть 2 «Добрые люди». У Птиц огромные человекоподобные фигуры и маски с птичьими клювами. Помнится, такие маски во время эпидемии чумы носили доктора в Европе. Древний Вепрь – Творец, который любит Птиц, а они хотят его убить. Бедный человек Кеша.
    Часть 3 «Киклоп». Глава называется «Явление героя». Да-да, так же называется глава 13 в «Мастере и Маргарите» Булгакова. Всё тот же Кеша. Я, кстати, не знала, что образы японских школьниц так глубоко укоренились в сознании (?) мужчин другой расы. Глава «По направлению к Кеше» приветствует роман Марселя Пруста «По направлению к Свану».  А ведь французский цикл называется «В поисках утраченного времени»!
    Часть 4 «Fuck The System» (К чёрту мир). Оказывается, это название альбома шотландской группы (спасибо, Гугл). Перевод песни. Остроумно сказано про «модного парня в берете» Че. Виртуальная жена Мэрилин, у которой подол платья задирается виртуальным сквозняком. Я тоже люблю Монро в фильме «Зуд седьмого года». Библиотекарь Борхес. Террорист Бату Караев. Философ Ян Гузка (чех Ян Гус?). Бедный Ке.
    Часть 5 «Киклоп». Гибель почти всего офиса «Контры». Миры не так ужасны.
     Часть 6 «Dum spero spiro» (Пока дышу, надеюсь). Ангел Сперо (Надежда из «Контры»). Страх смерти на поляне зверей в Эдеме.
    Эпилог. В этом мире все живы, не было никакого взрыва. «Я буду уезжать на поездах судьбы всё дальше и дальше».
     А любовь к трём цукербринам? Читайте роман. 

Комментариев нет: