воскресенье, 26 апреля 2015 г.

Мои эссе: "Красный цветок". Горделивое счастье безумца

Рецензия на рассказ Всеволода Гаршина «Красный цветок» (1883)
Горделивое счастье безумца
«Где я? Что со мной?» - пришло ему в голову.
Глава 2
- О, щоб тоби!.. - закричал вошедший сторож.
 - Який тоби бис помогае! Грицко! Иван!
Идите швидче, бо вин развязавсь.
Глава 6
      «Утром его нашли мертвым. Лицо его было спокойно и светло; истощенные черты с тонкими губами и глубоко впавшими закрытыми глазами выражали какое-то горделивое счастье. Когда его клали на носилки, попробовали разжать руку и вынуть красный цветок. Но рука закоченела, и он унес свой трофей в могилу». Так погиб герой самого известного рассказа Всеволода Гаршина (1855-1888).
Сюжетные элементы. В рассказе 6 глав. В 1 главе  (завязка первая) новый душевнобольной доставлен в больницу, он сопротивляется со страшной силой. Все медицинские манипуляции он воспринимает как пытки, видит в себе христианского мученика за веру, например, святого Георгия. Во 2 главе  (развитие действия) ночью больной проснулся ненадолго здоровым человеком и снова уснул. Недаром эта глава самая короткая. 3 глава (завязка вторая) содержит разговор больного с доктором о свободе, затем безумец видит цветы мака в больничном саду. 4 глава (развитие действия) наполнена событиями:  фантазии героя, первая дневная попытка сорвать мак, вторая вечерняя попытка оказалась удачной, бешеный аппетит, уничтожение цветка. В 5 главе (кульминация первая) мы узнаём, зачем нужно уничтожить мак: «В этот яркий красный цветок собралось все зло мира… Это было таинственное, страшное существо, противоположность Богу, Ариман, принявший скромный и невинный вид. Нужно было сорвать его и убить». Через три дня больной сорвал второй алый цветок. Худеет, успокоительные лекарства (морфий) не действуют. В 6 главе  (кульминация вторая и развязка) больной в смирительной рубахе привязан к кровати, рвётся, кричит о страшной опасности, к нему приставлен сторож, ночью безумец освобождается, срывает третий цветок, утром его нашли мёртвым.
  Хронотоп (время и место текста). Действие происходит в больнице и больничном саду, то есть в замкнутом горизонтальном пространстве. Вертикальное же пространство разомкнуто, поскольку безумец связывает себя с небом: «Я иду к вам, - прошептал он, глядя на небо».  Неслучайно повторяются однокоренные слова «луна, лунный»: «За кустами, прямо против окна, темнела высокая ограда, высокие верхушки деревьев большого сада, облитые и проникнутые лунным светом, глядели из-за нее. Справа подымалось белое здание больницы с освещенными изнутри окнами с железными решетками; слева - белая, яркая от луны, глухая стена мертвецкой. Лунный свет падал сквозь решетку окна внутрь комнаты, на пол, и освещал часть постели и измученное, бледное лицо больного с закрытыми глазами; теперь в нем не было ничего безумного».    
    День  и ночь находятся в оппозиции. Днём герой безумен (главы 1, 3, 4, 5, 6),  ночью в первой половине рассказа он чувствует себя здоровым (главы 2, 4). Противоположны также образы мака (дневная бодрость) и морфия (ночной сон). Как известно, морфий получают из сока маковых головок – какая злая ирония! Душевнобольной стремится уничтожить мак (источник всемирного зла в его глазах), а доктор впрыскивает ему дозу морфия в качестве лечебного средства. 
Глава
Место
Время
1
Больница для душевнобольных.
Комната с ваннами
День
2
Комната в больнице. Окна с железными решётками. Недалеко мертвецкая
Ночь
3
Комната в больнице. «Я живу во всех веках. Я живу без пространства, везде или нигде, как хотите».
Коридоры больницы, садовая дверь.
Другой день
6 мая 18** года
4

Сад больничный, цветник
Прошло несколько дней.
День
5
Комната в больнице.
Сад больничный, цветник.
Больница
Ночь. День.
Через три дня.
На другой день
6
Связанный в комнате.
Сад.
Труп в комнате
Другой день.
Ночь.
Утро
Главная тема рассказа – смерть. Именно на мысль о смерти  наводят сильные позиции текста (начало и конец, повторы, ключевые слова). Название «Красный (символ крови) цветок». Посвящается памяти недавно умершего Тургенева. Начало 1 главы: «Именем его императорского величества, государя императора Петра Первого, объявляю ревизию сему сумасшедшему дому!»  Конец: «Его отнесли на койку в беспамятстве, которое перешло в глубокий, мертвый и долгий сон».  Начало 2 главы (самой короткой): «Он очнулся ночью». Конец:  «На несколько мгновений он проснулся в полной памяти, как будто бы здоровым, затем чтобы утром встать с постели прежним безумцем». Начало 3 главы: «Как вы себя чувствуете? - спросил его на другой день доктор». Конец:  «Больной почти не спал и целые дни проводил в непрерывном движении». 4 глава (самая длинная).  Начало:  «Он сознавал, что он в сумасшедшем доме; он сознавал даже, что он болен».  Конец:  «Он дрожал как в лихорадке и судорожно стискивал себе грудь, всю пропитанную, как ему казалось, неслыханно смертельным ядом». 5 глава. Начало:  «Он не спал всю ночь». Конец:  «Впрочем, я сомневаюсь, чтобы он уцелел». 6 глава. Начало: «И больного связали».  Конец: «Но рука закоченела, и он унес свой трофей в могилу».                                        
Ключевые слова мотива смерти рассыпаны по всему тексту: «Место тайной казни, ад, за что убивать меня, в смертельном ужасе, отрубили голову, мёртвый сон, глухая стена мертвецкой, худел с каждым днём, мёртвые, убитые, умерших, ядовитое, смертельное дыхание, погибну, побледнел как смерть, задушу, смертельный яд, погибнет, умрёт, лучше смерть, чуть живым, погибаете, убить, умерли, смерть, закоченела, могила. Если так пойдет дальше, он не выживет.  Если так пойдет дальше, он умрет через два дня. Впрочем, я сомневаюсь, чтобы он уцелел. Я иду к вам, - прошептал он, глядя на небо».
Герой Гаршина – гордец, а гордыня, как известно, смертный грех и духовная болезнь.  «Он видел себя в каком-то волшебном, заколдованном круге, собравшем в себя всю силу земли, и в горделивом исступлении считал себя за центр этого круга». «Он надеялся, что к утру цветок потеряет всю свою силу. Его зло перейдет в его грудь, его душу, и там будет побеждено или победит - тогда сам он погибнет, умрет, но умрет как честный боец и как первый боец человечества, потому что до сих пор никто не осмеливался бороться разом со всем злом мира». «Який тоби бис помогае!»  «Лицо его было спокойно и светло; истощенные черты с тонкими губами и глубоко впавшими закрытыми глазами выражали какое-то горделивое счастье». Вспоминается также тематический повтор, связанный с российским императором: «Пётр Первый, Пётр Великий, Полтавская битва». Безумец воспринимает себя христианским спасителем мира, почти мучеником, святым Георгием. Красному кресту на больничном колпаке он придаёт мистическое значение.
Символы. Число 3. Три красных цветка. «Одно из самых положительных чисел-эмблем в символике, религиозной мысли, мифологии и фольклоре. Может рассматриваться как взаимодействие (сумма) двойственности и единства. Участвует вместе с четверкой (символом телесного) в образовании священных семерки (сложение) и двенадцати (умножение), в обоих случаях представляя небесное или Дух (душу)».
Мак. «Древние греки считали мак атрибутом не только бога сна (Гипноса), но и бога смерти (Танатоса). Известно, что приготовленное из мака снотворное зелье имелось уже у древних египтян, которые пользовались им как лекарством и для этого возделывали даже близ города Фив тот же самый вид мака (Рараver somniferum), который возделываем и мы. В наше время целительные свойства мака отступили, не выдержав конкуренции с синтетическими анальгетиками. И на первый план выступил смертельно опасный сок этого цветка, опиум, источник героина, морфина и других опаснейших наркотиков. Но цветок ни в чем не виноват. Виноваты люди, потерявшие чувство меры, не ощущающие грани между жизнью и смертью, а иногда и просто некрофилы, поклонники Танатоса».
Красный цвет. «Среди переживаний, которые отражает красный цвет, можно выделить, с одной стороны, любовь, страсть, эротическое начало, вдохновение, а, с другой стороны, агрессию, ненависть и опасность. Считается, что выбор красного цвета связан также с тенденцией к самореализации. Наиболее часто красный цвет вызывает такие ассоциации, как пламенный, огонь, огненный, пекло, жар, кровь, раздражение. Красный цвет оказывает на человека разнообразное психическое воздействие. Часто он вызывает волнение, беспокойство, усиливает нервное напряжение. Повышая уровень тревоги, он заставляет больше внимания уделять окружающему миру. Находясь в окружении красного, человек интуитивно старается побыстрее из него выбраться».
Крест. «Крест – главный символ Христианства, представляющий собой орудие казни Богочеловека Иисуса Христа, на котором он был распят для искупления грехов мира. Крест является символом жертвенной любви всеблагого Бога к падшим людям, всепобеждающим духовным оружием христиан, основанием и средоточием церковной жизни».
Толковый словарь. «Ариман (дух бедствий) — бог зла в религии древнего Ирана, основанной Зороастром. А. — источник зла, несправедливости, всех вредных сил природы; во всякое доброе начинание он может заронить зерно зла. Ему подчинены все другие злые духи».
«Морфий - бесцветный кристаллический порошок, получаемый из опия, горький и ядовитый; в малых дозах является болеутоляющим и усыпляющем средством. Наркотическое, болеутоляющее средство, добываемое из млечного сока маковых головок. [От Morpheios – бога сна в греческой. мифологии.]»
«Георгий Победоносец — христианский святой, великомученик, наиболее почитаемый святой этого имени. Пострадал во время правления императора Диоклетиана, после восьмидневных тяжких мучений в 303 (304) году был обезглавлен».
«Палладиум, палладий (др.-греч.    παλλάδιον) — священная статуя-оберег, изображавшая Афину-Палладу. Являлась святыней и талисманом города, в котором хранилась. В переносном смысле — талисман, сакральный предмет, приносящий удачу владельцу (чаще стране)».
«Далия. Георгин - русское название этого цветка. Ботаническое его название Далия (Dahlia), относится он к семейству астровых. Георгины - это многолетнее клубневое растение с отмирающими к зиме стеблями и мощными многолетними клубнями, имеющими запас питательных веществ. Родина далии - Северная Америка. Эти растения хорошо были известны ацтекам и майя».
Глеб Успенский о «Красном цветке»: «Но ведь Гаршин в своем "Красном цветке" сумел упомнить и удержать в своем внимании переходные моменты не только болезненного состояния.
   Читая такую вещь, как "Красный цветок", мы, кроме тонких наблюдений над симптомами психической болезни, видим, что источник страдания больного человека таится в условиях окружающей его жизни и что оттуда, из жизни, страдание вошло в его душу. Видим, что жизнь оскорбила в нем чувство справедливости, огорчила его, что мысль о жизненной неправде есть главный корень душевного страдания и что нервное расстройство, физическая боль, физическое страдание только осложняют напряженную работу совершенно определенной мысли, внушенной впечатлениями живой жизни. Огорченная жизнью мысль бьется, как бьется перелетная птица с ветром, с туманом, -- бьется с симптомами физической болезни, но она, эта мысль, как птица, знающая цель своего полета, -- не искажается этими встреченными на пути ее полета препятствиями, а старается пробиться сквозь них, устремляясь к известной цели, в данном случае к похищению цветка, к истреблению его как источника всякого зла. Одно уже то обстоятельство, что психически больной сосредоточивает свое внимание не просто на цветке, а именно на красном, и что именно этот цвет обнаруживает неразрывную связь просто физического страдания с страданием нравственным, возбужденным жизнью, впечатлениями пережитого, окрашенными в этот именно красный, кровавый цвет, -- уже одно это доказывает, что живые впечатления действительной жизни, известного тона, свойства, смысла и качества, -- имеют в психическом расстройстве такого человека, как Гаршин, первенствующее перед физическим расстройством значение».
Внесюжетные элементы (портрет, пейзаж, интерьер, отступления)
Портрет героя. «Он был страшен. Сверх изорванного во время припадка в клочья серого платья куртка из грубой парусины с широким вырезом обтягивала его стан; длинные рукава прижимали его руки к груди накрест и были завязаны сзади. Воспаленные, широко раскрытые глаза (он не спал десять суток) горели неподвижным горячим блеском; нервная судорога подергивала край нижней губы; спутанные курчавые волосы падали гривой на лоб».
Интерьер. «Это было большое каменное здание старинной казенной постройки. Два больших зала, один - столовая, другой - общее помещение для спокойных больных, широкий коридор со стеклянною дверью, выходившей в сад с цветником, и десятка два отдельных комнат, где жили больные, занимали нижний этаж; тут же были устроены две темные комнаты, одна обитая тюфяками, другая досками, в которые сажали буйных, и огромная мрачная комната со сводами - ванная. Верхний этаж занимали женщины. Нестройный шум, прерываемый завываниями и воплями, несся оттуда. Больница была устроена на восемьдесят человек, но так как она одна служила на несколько окрестных губерний, то в ней помещалось до трехсот. В небольших каморках было по четыре и по пяти кроватей; зимой, когда больных не выпускали в сад и все окна за железными решетками бывали наглухо заперты, в больнице становилось невыносимо душно.
   Нового больного отвели в комнату, где помещались ванны. И на здорового человека она могла произвести тяжелое впечатление, а на расстроенное, возбужденное воображение действовала тем более тяжело. Это была большая комната со сводами, с липким каменным полом, освещенная одним, сделанным в углу, окном; стены и своды были выкрашены темно-красною масляною краскою; в почерневшем от грязи полу, в уровень с ним, были вделаны две каменные ванны, как две овальные, наполненные водою ямы. Огромная медная печь с цилиндрическим котлом для нагревания воды и целой системой медных трубок и кранов занимала угол против окна; все носило необыкновенно мрачный и фантастический для расстроенной головы характер, и заведовавший ванными сторож, толстый, вечно молчавший хохол, своею мрачною физиономиею увеличивал впечатление».
Пейзаж. «Угол сада зарос густым вишняком; вдоль него тянулись аллеи из вязов; посредине, на небольшой искусственной горке, был разведен самый красивый цветник во всем саду; яркие цветы росли по краям верхней площадки, а в центре ее красовалась большая, крупная и редкая, желтая с красными крапинками далия. Она составляла центр и всего сада, возвышаясь над ним, и можно было заметить, что многие больные придавали ей какое-то таинственное значение. Новому больному она казалась тоже чем-то не совсем обыкновенным, каким-то палладиумом сада и здания. Все дорожки были также обсажены руками больных. Тут были всевозможные цветы, встречающиеся в малороссийских садиках: высокие розы, яркие петунии, кусты высокого табаку с небольшими розовыми цветами, мята, бархатцы, настурции и мак. Тут же, недалеко от крыльца, росли три кустика мака какой-то особенной породы; он был гораздо меньше обыкновенного и отличался от него необыкновенною яркостью алого цвета. Этот цветок и поразил больного, когда он в первый день после поступления в больницу смотрел в сад сквозь стеклянную дверь».
Источники
Глеб Успенский «Смерть В.М. Гаршина»  http://az.lib.ru/u/uspenskij_g_i/text_0240.shtml
Обухов Я.Л. «Символика цвета»  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Obuh_Sim/02.php
http://azbyka.ru/dictionary/10/krest-all.shtml

Комментариев нет: