понедельник, 14 июля 2014 г.

Мои эссе: "Матрица современности..." Сергея Оробия

Сергей Оробий. Матрица современности: генезис русского романа 2000-х гг. (Санкт-Петербург, 2014)
Матрица (искусство и техника) — образец, модель, 
штамп, шаблон, форма, инструмент 
в серийном производстве объектов искусства и техники.
Википедия
Генезис — в науке описание происхождения, 
возникновения, становления, развития, 
метаморфозы и (необязательно) гибели объектов.
Википедия
      Вас испугало название этой научной монографии? Или посетила нехорошая мысль, что нормальные школьные учителя литературы почти не читают прозу 21 века? Вы подумали, зачем брать в руки такую трудную литературоведческую книгу обыкновенному школьному учителю литературы?
     А меня название нисколько не испугало, поскольку уже давно стала регулярным посетителем увлекательного интернет-блога автора книги, филолога Сергея Оробия. (Блог )  Я постоянно читаю произведения современных писателей, часто с удовольствием. Оказалось, что прочитаны почти все упоминаемые автором прозаики, о некоторых книгах даже  писала когда-то отзывы (здесь). Только Александр Гольдштейн и "Бесконечный тупик" Дмитрия Галковского, к сожалению, прошли мимо (уже заказала у букиниста).
   Монографию Оробия стала изучать по двум причинам:

  • понять, какое место (с точки зрения специалиста) в литературе начала 21 века занимают Александр Терехов, Михаил Шишкин, Лена Элтанг, Максим Кантор, Андрей Тургенев, Илья Бояшов, Александр Иличевский, Михаил Елизаров, Всеволод Бенигсен и другие;
  • "нарыть" материал для уроков литературы (для внеклассного чтения, для обзоров, для параллельного чтения)  в старших классах.
     Шесть глав  "Матрицы современности..." (плюс обширнейшая библиография) довольно непростое и полезное чтение. Пришлось несколько раз обращаться  к толковым словарям, так что теперь я знаю, надеюсь, значения слов "ризома", "докса", "метафикциональное"...
    Задача исследования, по словам Сергея Оробия, обобщение наблюдений о литературном времени на материале современной русской прозы. "Наша цель - воссоздать матрицу литературной современности... Это исследование и направлено на доказательство идеи, что в "нулевые" годы в русской литературе сложилась особая художественная матрица, новая эстетическая модель. Прежде всего, это матрица русского классического романа...".
     В первой главе автор ищет ответ на вопрос: "Может ли "современное" быть целостным?".  "Приходится признать, что, придавая современности какую-либо определённость, мы существенно ограничиваем её образ".
     Во второй главе рассматривается история ученичества: Набоков - Саша Соколов - Михаил Шишкин. "Если в творчестве Соколова развитие...набоковской остранённости кончается ...откровенной пародийностью..., то в творчестве Шишкина эта метатекстуальность наполняется новой метафизикой".  Кстати, язык  Шишкина  всегда вводит меня в гипнотическое состояние.
    Третья глава посвящается романам-утопиям "нулевых": "Кыси" Толстой, "Библиотекарю" и "Мультикам" Елизарова, "ГенАциду" Бенигсена, "Метели" Сорокина. "В рамках художественной матрицы 2000-х (анти)утопия не только заимствует форму романа, но и сообщает ему важный мифологический потенциал... Здесь, однако, рождается художественное противоречие: роман - жанр проективный, утопия же - скорее ретроспективный, вневременной... В самом деле, и "Кысь", и "Библиотекарь"... - это остановка или самоповторение времени, прокручивающегося на холостых оборотах кумулятивного сюжета... Так складывается интересный матричный признак: (анти)утопия и роман и обогащают, и отрицают друг друга". (Материал этой части вполне пригодится для уроков в 11 классе по теме "Антиутопия в русской литературе 20 века").
   В четвёртой главе автор приходит к выводу, что социальный роман служит художественной пробой для более зрелой жанровой формы. "Именно так "работает" художественная матрица, выводя "зрелый" жанр из готового дискурсивного материала... В начале нового века русский роман обучается новому языку - а точнее, многоязычию". В центре внимания находятся произведения Бориса Акунина, Евгения Водолазкина, Андрея Аствацатурова, Захара Прилепина и других писателей. (Отличный материал для ученических докладов по современной литературе).
    В пятой главе Оробий размышляет о мета-хронотопе "универсального" романа. Анализируются тексты Александра Иличевского ("Матисс", "Перс", "Ослиная челюсть", "Пение известняка"), Михаила Шишкина ("Венерин волос", "Взятие Измаила", "Письмовник"), Александра Гольдштейна  ("Расставание с Нарциссом", "Аспекты духовного брака", "Помни о Фамагусте", "Спокойные поля"), "Побег куманики "Лены Элтанг. "В типологически близких романах Шишкина, Гольдштейна, Иличевского, Элтанг созревает новая литературная тенденция - тенденция модернизации русской прозы... Примечательно, однако, что в данном случае ревизию отечественной традиции проводят писатели, глубоко традиционные по своим художественным взглядам. Перейдёт ли, наконец, этот "архаизм" в "новаторство"?" (Можно использовать в учительской лекции по теме "Роман в литературе 21 века").
    В центре шестой главы "Бесконечный тупик" Дмитрия Галковского, "Учебник рисования" Максима Кантора, "Танкист, или "Белый тигр"  Ильи Бояшова, "Спать и верить:блокадный роман" Андрея Тургенева, "Каменный мост" Александра Терехова. Эти прозаики осваивают родную историю с помощью идеологических построений или глубинных архетипов, национальных образов.(Вот и образец анализа современного прозаического текста. Пригодится для уроков внеклассного чтения).
    Современный русский роман, по словам Михаила Шишкина,  "рассказывает о любви к Акакию Акакиевичу на языке Джойса". "В 2000-е не было создано "главного" романа, который бы представлял собой универсальную устраивающую всех "метафору современности"  - однако было предложено множество версий этой современности, от вполне злободневных до метафизических. Из этого разнообразия сложился новый тип письма...".  Новому типу письма, матрице современного русского романа  и посвящены 370 страниц книги Сергея Оробия. Рекомендую читающим и думающим коллегам.
 Блог Сергея Оробия. 

Комментариев нет: