воскресенье, 18 мая 2014 г.

Мой читальный зал: для уроков литературы по пьесе А.Чехова "Вишнёвый сад" в 10 классе

1.Сергей Шелехов "Перед спектаклем". Глава "Вишнёвый сад" - колдовская аномалия".
Очень рекомендую коллегам эту статью и книгу С.Шелехова "Путеводитель по комедии А. П. Чехова "Вишневый сад"!
"Поле. Старая, покривившаяся, давно заброшенная часовенка, возле нее колодец, большие камни, когда-то бывшие, по-видимому, могильными плитами, и старая скамья. Видна дорога в усадьбу Гаева. В стороне, возвышаясь, темнеют тополи: там начинается вишневый сад. Вдали ряд телеграфных столбов, и далеко-далеко на горизонте неясно обозначается большой город, который бывает виден только в очень хорошую, ясную погоду. Скоро сядет солнце. Шарлотта, Яша и Дуняша сидят на скамье; Епиходов стоит возле и играет на гитаре; все сидят задумавшись. Шарлотта в старой фуражке; она сняла с плеч ружье и поправляет пряжку на ремне.
Не правда ли, напоминает картину Ван Гога. Город, видимый только в очень ясную погоду, то пропадающий, то появляющийся на горизонте. Задумавшиеся молчаливые фигуры на скамье у часовни. Контрапунктом нелепость наряда Шарлотты. Ружье. Колодец на заброшенном кладбище... Стойте, стойте! Вы на кладбище колодец когда-нибудь видели? Так это они на старом кладбище сидят? Солнце садится. Видна дорога в усадьбу Гаева... Стойте! Так это что же получается, у Гаева есть усадьба по соседству с усадьбой Раневской? Так они что, соседи? Или это бред воспаленного воображения? Ай, да Антон Палыч, ай да молодец! Как он изящно бросил нас в беспространство, безвременье...
И зная и понимая эти “незначительные” значительные детали, мы уже не удивимся, услышав слова Гаева о порочности сестры, поймем, зачем А. П. понадобилась “Грешница” А. К. Толстого и почему Раневская упорно отказывается от предложения Лопахина устроить дачи, бросает на произвол судьбы своих “любимых” дочерей, увозя с собой все деньги, полученные от продажи имения. Поймем немыслимые обстоятельства бала, устроенного Раневской в день продажи... и появление в самой середине пьесы самого Чехова в белой потасканной фуражке, в пальто..."
Читать здесь
2.Алексaндр Минкин. "Нежнaя душa: книгa о теaтре".
Тоже рекомендую коллегам! Шелехов и Минкин перекликаются. Кстати, есть эта книга Минкина в бумажном варианте.
Отзыв о статье, посвящённой пьесе "Вишнёвый сад".
Читать здесь
3.Савелий Сендерович "Вишневый сад" - последняя шутка Чехова".
"Итак, к нынешнему моменту должно быть ясно, что «Вишневый сад» говорит на двойном языке. Позади прямого изображения знакомой и легко распознаваемой характерной картины социальной действительности этот язык манипуляций и неоднозначных слов и выражений, через double-entendre, с помощью трюков и использования приватного языка указывает и намекает на другие контексты. Эти вторичные контексты имеют нечто общее между собой, складываются в некую совместную смысловую перспективу. Но было бы преувеличением счесть, что вторичные контексты образуют в этой пьесе четко слаженный ансамбль. Они, скорее, представляют собой не строго скоординированное, а прихотливое переплетение просек и дорожек, ведущих в конечном итоге все же в одном и том же направлении. В области их схождения возникает вторая перспектива, сцена в глубине сцены, на которой имеет место иная, чем на первом плане, жизнь - литературная. В ее центре стоит одинокая фигура того, кто радикально реформировал эту сцену; его происхождение и жизнь имеют в его собственном сознании отношение к характеру этой реформы; он успешен в своей деятельности, но при этом чувствует себя непонятым и одиноким".
Читать здесь
4.А.П.Скафтымов "К ВОПРОСУ О ПРИНЦИПАХ ПОСТРОЕНИЯ ПЬЕС А. П. ЧЕХОВА".
"Драматически-конфликтные положения у Чехова состоят не в противопоставлении волевой направленности разных сторон, а в объективно вызванных противоречиях, перед которыми индивидуальная воля бессильна.
В «Чайке», в «Дяде Ване», в «Трех сестрах», в «Вишневом саде» «нет виноватых», нет индивидуально и сознательно препятствующих чужому счастью. Кто виноват, что Медведенко любит Машу, а она его не любит, любит Треплева, а тот ее не любит, любит Заречную, а Заречная любит Тригорина и т. д.? Кто виноват, что писательская и артистическая деятельность сама по себе не составила счастья Треплева и Заречной? Кто виноват, что Войницкий считал Серебрякова кумиром, заслуживающим жертвы всей жизни, а он оказался пустым человеком, и жизнь Войницкого ушла напрасно? Кто виноват, что Астров не имеет того чувства к Соне, какое составило бы ее счастье? Кто виноват, что Астрова измучила, духовно изуродовала глухая и глупая жизнь и чувства его выветрились понапрасну? Кто виноват, что сестры Прозоровы, вместо отъезда в Москву, погрязают все глубже в серость и туман провинциальной жизни? Кто виноват, что их знания и светлые чувства не находят себе применения и вянут зря? Кто виноват, что Раневская и Гаев по своему морально-психическому состоянию не могут воспользоваться благожелательными советами Лопахина? Кто виноват вообще в том, что действующие лица «Вишневого сада» кружатся в одиноком страдании, друг друга не понимают и понять не могут? Кто виноват, что хорошие чувства и душевное расположение людей друг к другу здесь не дают согретой радости и жизнь остается серой, грязной, несчастливой и печальной? Нет виноватых. Нет виноватых, стало быть, нет и прямых противников. Нет прямых противников, нет и не может быть борьбы. Виновато сложение обстоятельств, находящихся как бы вне сферы воздействия данных людей. Печальная ситуация складывается вне их воли, и страдание приходит само собою".
5.Скафтымов А.П. "О ЕДИНСТВЕ ФОРМЫ И СОДЕРЖАНИЯ В «ВИШНЕВОМ САДЕ» А. П. ЧЕХОВА"
"У Чехова взят конфликт на той же основе социальных противоречий, но не с этой стороны, то есть не со стороны хозяйственно-материальных и сознательно-враждебных притязаний сталкивающихся лиц. В «Вишневом саде» нет ни враждебной агрессии купца, ни сопротивляющегося ему и борющегося за свои хозяйственные выгоды помещика. В завязке «Вишневого сада» для помещиков нет даже угрозы разорения. Драматическое положение Раневской и Гаева состоит не в том, что они с утратой усадьбы хозяйственно обессиливаются и теряют привычную материальную обеспеченность. В исходной ситуации пьесы подчеркивается, что хозяйственные ресурсы, какие им могла дать усадьба, следуя совету Лопахина, легко можно было бы сохранить и даже увеличить (эксплуатация имения путем сдачи земли в аренду для дачников). Но пойти на эту меру Раневской и Гаеву мешают особые чувства, которые связывают их с усадьбой в том виде, как она есть. Вот именно эта область чувств и является главным предметом фиксации во всем конфликтном сложении пьесы.
Социально-конфликтное состояние действующих лиц (Раневская, Гаев, Лопахин, Трофимов) сосредоточено на невольных, самою жизнью созданных различиях в инидивидуально-интимной психике каждого из них. Судьба усадьбы у разных людей поднимает разные переживания, естественные и близкие для одной стороны и совершенно посторонние, чуждые для другой. В развитии этих противоречий и состоит драматическая тема основного сюжетного узла пьесы".
Читать здесь
6.А. П. Скафтымов "Драмы Чехова".
Читать здесь
7.Анжела Шпольберг  "О Человеке и Саде: "последний смех" Чехова".
"Поскольку "Вишнёвый сад" – последняя пьеса Чехова, а последние работы великих мастеров часто представляют собой нечто вроде их завещания, в статье С. Сендеровича предлагается взглянуть на пьесу "Вишнёвый сад" как на завещание А.П. Чехова (13, 225). Завещание как жанр предполагает изъявление воли умирающего по отношению к живущим. Вложено ли какое-либо волеизъявление Чехова в текст "Вишнёвого сада"? Нет. В "Вишнёвом саде" Чехов-писатель констатировал то, что происходило, как доктор констатирует факт смерти пациента, но выхода из этой ситуации Чехов не видел. Неслучайно "Вишнёвый сад" – единственная из пьес Чехова, в которой нет – уже нет – традиционного для чеховских пьес персонажа-доктора. И неслучайно "Вишнёвый сад" заканчивается словами забытого в старом доме старика-слуги Фирса (1, с.662): "... Жизнь-то прошла, словно и не жил. (Ложится.) Я полежу... Силушки-то у тебя нету, ничего не осталось, ничего... Эх ты... недотёпа!.."
Скорее, пьесу "Вишнёвый сад" можно рассматривать не как завещание, а как "последний смех" А.П. Чехова, решившись, наконец, сыграть её так, как хотел автор, – как фарс, как бурлеск, как комедию по форме, которая должна привести зрителя к мысли о трагическом несоответствии Человека и Сада".
8.Адольф Шапиро "Что было/будет с садом?".
"Чехов испытывал горькое чувство итоговости. Правила, воспитанные им в себе, не позволяли демонстрировать понимание неотвратимости скорого конца. Но у него уже не было сил строго им следовать. Жажда активной деятельности походила на рецидивы когда-то присущего ему жизнелюбия. Мысль о том, что он “отжил”, ощущение собственной ненужности не покидало писателя. Похоже, оно отразилось в финальной картине последней пьесы. Всеми забытый, больной Фирс заколочен в стенах большого старого дома...
Антон Павлович пытался приглушить безнадежность своего положения иронией, самоиронией, но это не давалось с прежней легкостью. Не в этом ли секрет его исступленного желания представить “Вишневый сад” комедией?"
9.Савелий Сендерович "А.П. Чехов и Л.И. Шестов. А также кое-что об экзистенциональной социологии".
"И “Вишневый сад” обращается к языку экзистенциальной социологии: в событиях пьесы зарегистрирован действительный, исторически верифицируемый социальный конфликт уходящего господствующего класса с новым, но здесь он не сводится к конфликту социальных сил — тут прежде всего конфликт ментальностей, жизнеощущений, способности межчеловеческого общения и понимания. Но и это лишь материя искусства. Особенность “Вишневого сада” заключается в том, что Чехов позволил себе здесь, в последней своей пьесе, в последнем своем произведении, воспользоваться материей экзистенциальной социологии как языком фарса, сквозь который проступает фигура автора, озадаченного своей собственной ролью на созданной им сцене".
10. Вячеслав КОШЕЛЕВ "Мифология сада в последней комедии Чехова".
"В самой конструкции пьесы сад — признанный знак этого “поэтического” начала бытия — становится таким образом неизбежным символом, связанным с “традицией”. И в качестве такового выступает на всём дальнейшем протяжении пьесы. Вот Лопахин в очередной раз напоминает о продаже имения: “Напоминаю вам, господа: двадцать второго августа будет продаваться вишнёвый сад” (С, XIII, 227). Но он недавно доказывал убыточность этого сада и необходимость его уничтожить. Купивши же “имение, прекрасней которого ничего нет на свете”, он прямо отождествляет его с садом: “Боже мой, Господи, вишнёвый сад мой!”, “Идёт новый помещик, владелец вишнёвого сада!” (С, XIII, 240–241). Но ему как раз и не нужен вишнёвый сад — нужно место для постройки нетрадиционных дач, провозвестниц “будущего”. Сад обречён на уничтожение — и в этом смысле тоже становится символом, ибо результат этого уничтожения не что иное, как обеспечение лучшей жизни для потомков: “Настроим мы дач, и наши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь...” (С, XIII, 240)".
11.Андрей РАНЧИН "ВИШНЁВЫЙ ЛЕС: А.Н. ОСТРОВСКИЙ И А.П. ЧЕХОВ".
"Чехов же отбрасывает прочь как классические амплуа, так и драматические типы, созданные Островским и вошедшие в театральный канон. Если главная героиня — помещица, то она не будет самодуркой и лицемеркой. Если купец — то с нежными пальцами и душой артиста. Если воспитанница — то не обижаемая хозяйкой дома. И если герой, склонный к резонёрству, — то в своих проповедях комичный. Читательские ожидания привычного узнаваемого пробуждаются и гаснут, как надежды на спасение вишнёвого сада. Чеховский текст как бы строится из “обломков” классических пьес и жанров, но ни один из них не властен над целым. Все ожидания привычного обмануты.
Таков принцип Чехова — автора «Вишнёвого сада»: если в первом акте на стене висит ружье, значит, оно не выстрелит даже в акте пятом".
12.Надежда Шапиро "Второстепенные герои «Вишнёвого сада».
Сочинения учеников.
13.Лариса ТОРОПЧИНА “Про меня забыли...”
"Отношение героев к саду как к высшей красоте и целесообразности - это авторская мера нравственного достоинства того или иного персонажа. И если Раневская предаёт идею вишнёвого сада, то Лопахин до неё и не поднимается. Да, он помнит добро, некогда сделанное ему Любовью Андреевной, он сочувствует героине, он переживает вместе с ней: “Отчего же, отчего вы меня не послушали? Бедная моя, хорошая, не вернёшь теперь”, но его волнует лишь судьба владелицы сада, обречённого с самого начала в планах преуспевающего дельца на гибель. Лопахин, у которого, по словам Пети Трофимова, “тонкая, нежная душа”, сознаёт, что “купил имение, прекрасней которого ничего нет на свете”, и при этом зовёт всех посмотреть, как он “хватит топором по вишнёвому саду, как упадут на землю деревья”. Именно Лопахин доводит до логического конца существование вишнёвого сада: “Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву”. Этот “мягкий... порядочный человек во всех смыслах” (так объяснял характер героя сам Чехов в письмах, связанных с постановкой «Вишнёвого сада»), “как хищный зверь, который съедает всё, что попадается ему на пути”, “съедает” вишнёвый сад".
14.Марина БРОЙДЕ "В защиту Любови Андреевны".
"И в заключение один неожиданный парадокс, почему-то ускользающий от внимания критиков. Вернувшись к началу, вспомним: за что более всего порицают чеховскую героиню – и как отдельно взятую личность, и вкупе с братом – её недоброжелатели? Не за немощь ли и бездействие, не за выпадение ли из поступательного движения жизни, не за отсутствие ли деловитости (Горький) и не за ограниченность ли и замкнутость в семейном мирке (Короленко)? То есть не за то ли, что Раневская, условно говоря, не Лопахин? Но ведь в какие же это времена на Руси купца почитали за положительное лицо?! Именно поэтому симпатичный Чехову Лопахин создан – что настойчиво подчёркивалось автором – не как обычный купец. И если, как мы с самого начала условились, в центре чеховской идеологии стоит вопрос “о месте человека в бытии, о его высшей предназначенности” (М.Дунаев), то и суд над героями следует чинить с совсем иных позиций. Ведь, согласимся, то, что в обиходе называется “умением жить”, как правило, характеризует человека далеко не с лучшей стороны. Повторим ещё раз: речь не о том, что разумнее, а о том, что милее, теплее и человечнее".
Читать здесь
15.Игорь Сухих "Символы в драме А.П. Чехова "Вишневый сад".
"В последней комедии Чехова на первый план совершенно очевидно выдвигается деталь – доминанта внешнего облика персонажа. В особенности важна деталь, сопровождающая первое его появление, поскольку именно она становится идеологическим знаком, своего рода аллегорией мироотношения персонажа. Е.С. Добин считает, что «деталь становится стержнем психологической характеристики и даже хода событий» . Будучи сюжетно значимыми, бытовые детали становятся символическими. Так, в начале пьесы Чехов указывает на, казалось бы, незначительную деталь в образе Вари: «Входит Варя, на поясе у нее связка ключей» . В приведенной ремарке Чехов подчеркивает роль ключницы, домоправительницы, хозяйки дома, избранную Варей".
16.Долженков Пётр Николаевич "Как приятно играть на мандолине! Монография"
В монографии всесторонне исследуется комедия Чехова «Вишневый сад»: поэтика, символика, темы, мотивы, образы, литературные связи, авторская концепция истории. Итогом детального анализа последнего шедевра писателя становится новая интерпретация пьесы
Читать здесь
17.Доманский Ю.В. "Вариативность драматургии Чехова. Монография".
"На сегодняшний день место Чехова-драматурга в истории русской литературы может быть обозначено следующим образом: Чехов завершает XIX век, подводит ему итог, и вместе с тем открывает век XX, становится родоначальником едва ли не всей драматургии минувшего века. Во многом именно Чеховым начинается в истории драмы посткреативистская (в терминологии В.И. Тюпы) парадигма, обусловленная кризисом креативистского художественного сознания, то есть с Чехова начинается собственно модернизм, – «творцу необходимо теперь выстраивать художественную реальность не на территории собственного сознания, а в сознании адресата»[1]. Модернистская парадигма, появившаяся в результате исчерпанности «оснований и возможностей классической художественности»[2], обладает ещё целым рядом важных критериев, которые подробно описаны и которые вполне приложимы к драматургии Чехова".
Читать здесь
18.Катаев В.Б. "Сложность простоты. Рассказы и пьесы Чехова".
"В своей последней пьесе Чехов зафиксировал то состояние русского общества, когда от всеобщего разъединения, слушания только самих себя до окончательного распада и всеобщей вражды оставался лишь шаг. Он призвал не обольщаться собственным представлением о правде, не абсолютизировать многие «правды», которые на самом деле оборачиваются «ложными представлениями», а осознать вину каждого, ответственность каждого за общий ход вещей. И это оказалось наиболее трудным для понимания, как показал дальнейший ход событий. В чеховском изображении российских исторических проблем человечество увидело проблемы, касающиеся всех людей в любое время во всяком обществе".
Читать здесь
19.Игорь Сухих. "Русская литература. XIX век. Антон Павлович Чехов (1860 —1904)".
"С образом сада связан и второй ключевой символ пьесы — звук лопнувшей струны. Кажется, впервые эта струна появилась у Гоголя в “Записках сумасшедшего”: “…сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане; с одной стороны море, с другой Италия; вон и русские избы виднеют. Дом ли то мой синеет вдали?” Параллели чеховскому образу находили у многих писателей — Г. Гейне, А. Дельвига, И. С. Тургенева, А. И. Куприна, в русских переводах “Гамлета”. Но ближе всего к Чехову оказывается все-таки Л. Н. Толстой. В эпилоге “Войны и мира” речь идет о смене эпох, конце одного и начале другого исторического периода. Пьер Безухов здесь рассуждает: “Что молодо, честно, то губят! Все видят, что это не может так идти. Все слишком натянуто и непременно лопнет…” И немного дальше: “Когда вы стоите и ждете, что вот-вот лопнет эта натянутая струна; когда все ждут неминуемого переворота — надо как можно теснее и больше народа взяться рука с рукой, чтобы противостоять общей катастрофе”.
Вот она и лопнула, эта натянутая струна, хотя в финале чеховской пьесы этого еще никто, кроме автора, не расслышал. Общая катастрофа воспринимается героями как личная неудача (или удача). Если вишневый сад — смысловой центр изображенного мира, символ красоты, гармонии, счастья, то звук лопнувшей струны — знак конца этого мира во всей его целостности, без успокоительного деления на грешников и праведников, правых и виноватых. Герои — практически все — бегут от настоящего, и это приговор ему. Но, с другой стороны, гибель вишневого сада, конечно в разной степени,— приговор тем людям, которые не смогли или не захотели спасти его. “Слышится отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный. Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву (Занавес.)”.
Читать здесь
20.Ещё литературоведческие работы.
21.Олег Клинг "Вишневый сад как райский. Божественная комедия Антона Павловича Чехова". 
"Потому, теряя рай, вишневый рай на земле, к раю небесному стремятся, осознавая то или нет, герои последней чеховской комедии. Но не все. И связано это с тем, что Чехов в своей пьесе на уровне подтекста, переплетения символики и мифологем обращается к спорам своего времени о правде небесной и правде земной, к утопической мечте многих мыслителей и писателей начала ХХ века об их соединении и о сотворении рая на земле.
Но прежде вернемся к мифологеме сада. В нем мерцает множество смыслов. Это и утраченный, а потому идеализируемый, как любое представление о рае, рай прошлого (для Раневской и Гаева), и воплощение земного Едема (не только для "отцов", но и для "детей" - Ани и Вари, не в последнюю, а может быть, в первую очередь для Лопахина), и место грехопадения и изгнания из рая почти всех персонажей (может быть, исключением является Аня, хотя в комедии она все же не резонер, не положительный герой и не является исключением из комического мировидения автора), и воплощение. По крайней мере замена рая небесного, и полное отрицание существования этого небесного рая и вера только в построение рукотворного рая на земле, созданного человеком (Петя Трофимов)".
Читать здесь
22.В.Е.Пугач "РОЛЬ РЕМАРОК В ОДНОМ ЭПИЗОДЕ «ВИШНЕВОГО САДА».
"Реплики о погоде в разговор тоже попали не случайно. Обычно разговор о погоде возникает тогда, когда нечего сказать, и представляет собой разновидность пошлости, которую Чехов так не жаловал. Но у Ани и Трофимова эти реплики разной природы. Полная неясных, но значимых переживаний Аня просто захлебывается восторгом – и от Петиных откровений, и от природы. Вспоминается даже Наташа Ростова, так мало умеющая сказать, но так много чувствующая и понимающая. Правда, что-то подсказывает, что Наташа едва ли обманулась бы фразами Пети, разве что пожалела бы его как убогого. Что касается Трофимова, то он тоже увлечен, но увлечен собственным красноречием; Аня не скрывает, как действуют на нее реплики Пети, и он, упиваясь своим влиянием на нее (настоящий Рудин в худших проявлениях), красоты природы не замечает. Вяло соглашаясь с Аней, он не понимает, что она восхищается не погодой, а природой – и то, что было высоким поэтическим восторгом, переводится им в обычную пустую фразу. Природа же для него нечто вполне литературное, отвлеченное, что и демонстрирует следующая реплика".

Комментариев нет: