воскресенье, 10 ноября 2013 г.

Мой научный читальный зал: для уроков литературы по роману Тургенева "Отцы и дети"

1.Дмитрий Быков "ДОЧКИ-МАТЕРИ ИЛИ СФИНКС".
«Отцы и дети» — автобиографический богоискательский роман — книга о нас и о нашем времени. Ибо эпохи в России словно играют в «дочки-матери», меняясь местами. Сегодня правы отцы, завтра — дети, послезавтра — опять отцы... Есть, однако, истина, еще никогда и никем не скомпрометированная: эстетическое отношение к жизни. Ведь и нравственность— в высоком смысле — эстетична! Неэстетично проливать кровь, лежать в навозе, расчесывать свои гнойные язвы так, чтобы брызгало на окружающих... Что ни век, то век железный, что ни конец века, то ржавый. Просто жить мы не умеем по-прежнему. Страна лишних людей верна себе. А минет еще 130 лет — и посмеется очередной обманутый сын над промотавшимся отцом, наш внук — над нашим сыном. И пойдет вместе с Базаровым по кругу, и дай Бог ему рано или поздно услышать музыку. Если, конечно, не подсунут ему компьютерный топор очередные спасители человечества..."
Читать здесь
2.Галина Ребель "Как препарировать текст. Советы начинающим на материале романа И.С. Тургенева «Отцы и дети».
"Как при этом относиться к обширному литературоведческому и методическому подспорью? Как к материалу для размышления. Как к стимулятору поиска собственных путей. Разумеется, существует огромное количество критических оценок и литературоведческих разборов, которые учитель не только может, но и должен, обязан использовать в процессе построения собственной концепции. (Между прочим, можно пустить в дело и методическую халтуру – именно как халтуру, соответствующим образом ее обыграв и прокомментировав, что будет очень небесполезным аналитическим упражнением и прививкой от безоглядного доверия ко всякому печатному слову.) Более того, учитель совсем не обязательно должен каждый раз заново изобретать велосипед, то есть создавать собственную уникальную, новаторскую концепцию, – он вправе оказать предпочтение одной из существующих научных стратегий осмысления данного произведения и положить ее в основу разговора на уроке. Но в любом случае само художественное произведение учителем должно быть предварительно тщательно проштудировано – с тем чтобы любая положенная в основу работы точка зрения вытекала из текста, обосновывалась текстом, корреспондировала с ним, а не догматически, искусственно накладывалась на него, как уродующий и умерщвляющий каркас".
Читать здесь
3.Галина Ребель «Думайте – это теперь сексуально!» . К 150-летию Евгения Базарова".
"Когда на практическом занятии по литературе я пытала третьекурсников на тему – что вам сегодня Базаров? какое отношение он имеет к вам и к вашей жизни? – Юлия Казенова вдруг предложила это сравнение – Базарова с Шерлоком Холмсом в исполнении Бенедикта Камбербэтча. И временная цепь замкнулась. Конечно! Интеллектуальная дерзость, самоуверенность и в то же время ранимость, обаяние сильной личности и неизбежная уязвимость ее, нестандартная привлекательность, странность облика и живая пульсация мысли, наглядная демонстрация процесса думания – все, что так захватывающе сыграл Камбербэтч, и есть зерно, стержень, суть личности Евгения Базарова".
Читать здесь
4.Леонид Жуховицкий "Загадка Тургенева".
"Дон Кихот, Фауст, Робин Гуд, Дон Жуан, Василий Буслаев. Наверное, у каждого пишущего эти имена вызывают и страх, и что-то вроде жадности. Страх понятен: слишком огромны фигуры и слишком много о них написано. Но ведь и жадность понятна: как заманчиво, как фантастически интересно о них писать! За каждым именем — уникальной яркости легенда. В каждой легенде — уникальной значимости загадка. По-иному понять Фауста или Дон Жуана — это ведь по-новому взглянуть на мир! А рядом с легендарными именами — другие, ничуть не ниже: Шекспир, Байрон, Лермонтов, Бальзак, Толстой. Масштабы те же. Характеры той же силы. Загадки? Пожалуй, еще загадочней. Одна из самых крупных и загадочных фигур в истории мировой литературы — Иван Сергеевич Тургенев".
Читать здесь
5.Ирина Чайковская "Мастер, ученик Мастера".
"Да будет известно читателю, что американец Ге­нри Джеймс считал Тургенева своим учителем, вос­хищался его писательским даром, его человеческими качествами. Тургеневу Джеймс посвятил несколько своих очерков 70-80-х годов, а в конце жизни, гото­вя предисловие к роману «Женский портрет» для нью-йоркского издания 1907-1909 годов, снова предался дорогим для него воспоминаниям: «Я все­гда с благодарностью вспоминаю замечание Ивана Тургенева, которое сам от него слышал, относитель­но того, как у него обычно зарождался художествен­ный вымысел. В его воображении почти всегда сна­чала возникал персонаж или несколько персона­жей: главных и второстепенных; они толпились перед ним, взывали к нему, интересуя и привлекая его каждый собственными своими свойствами, собственным обликом... ему нужно было поставить их в правильные отношения - такие, где они наиболее полно раскрыли бы себя...» (6, с. 483). Этот же тур­геневский «урок» вспоминал Джеймс в одном из своих эссе («Иван Тургенев», 1884), рассказывая о встречах с Тургеневым: «Всего интереснее были рас­сказы Тургенева о его собственной литературной ра­боте, о том, как он пишет... В основе произведения лежала не фабула - о ней он думал в последнюю очередь, - а изображение характеров... Все сводит­ся к отношениям небольшой группы лиц - отноше­ниям, которые складываются не как итог заранее об­думанного плана, а как неизбежное следствие характеров этих персонажей» (6, с. 520)".
6.Валерий Мильдон "Единица – вздор, единица – ноль. Тургенев и Ницше – образы нигилизма".
"Другая черта Базарова – нежелание признавать поражение собственной логики. Влюбившись в Одинцову, он, поклонник естественных наук и эксперимента, не догадывается, что столкнулся с неведомым феноменом, который не помещается в известной ему системе понятий: природа не храм, а мастерская. Он подошел к проблеме, как мастеровой, и любовь осталась для него загадкой. Базаров ведет себя не как исследователь, доказывая этим, что наука для него едва ли цель, скорее средство. К чему? У Тургенева нет ответа, ответило будущее: к власти над людьми – чем же еще идеально заполняется страшная пустота души?
Наконец, третья черта Базарова (и нигилизма), вытекающая из первых двух,– упрощенное представление и о мироустройстве, и – поэтому – о месте в нем человека, и, разумеется, о самом человеке. «И что за таинственные отношения между мужчиной и женщиной? Мы, физиологи, знаем, какие это отношения. Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду?».
Читать здесь
7.Юлий ХАЛФИН "Тургенев и Базаров. Удвоение авторского “я” в романе".
"Но мог ли Базаров, если его воззрения так близки Тургеневу, пусть на время, но увлечься столь примитивной философией жизни?
Соблазн разрешить все проблемы человечества одним ударом топора (как это почудилось тоже умному и образованному Раскольникову) всегда очень велик. Наши мыслители Серебряного века (Бердяев, Булгаков и прочие) тоже прошли через искушения марксизма. А ведь они и до этого исповедовали Гегеля, Канта, Пушкина, Достоевского…Базаров и Раскольников — воистину духовные братья (романы о них напечатаны в те же 60-е годы)".
Читать здесь
8.Елена САМОХВАЛОВА, Ирина ЩЕРБИНА "Технологическая карта к изучению творчества Толстого, Достоевского, Тургенева в 10-м классе".
"Предлагаемый вариант технологической карты разработан преподавателями лицея № 1502 при МЭИ. При её построении учитывалась принятая во многих школах лекционно-семинарская система занятий со спаренными уроками".
Читать здесь
9.Оксана Смирнова "Как провести уроки по роману "Отцы и дети".
Есть бумажная книга, есть материал на сайте автора.
Сайт автора
10.Светлана Белокурова "И.С. Тургенев. «Отцы и дети». Поиск исторического деятеля эпохи как главная тема романов писателя".
"Материал для дискуссии (раздаточный материал; в качестве дополнительного материала учитель может предложить высказывания автора романа, критиков и литературоведов по данной проблеме, однако сначала следует предоставить слово учащимся).
  • “Он в моих глазах — действительно герой нашего времени. Хорош герой и хорошо время, — скажете Вы… Но это так…” (И.С. Тургенев — М.Н. Каткову).
  • “Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины вышедшая из почвы, сильная, злобная, честная — и всё-таки обречённая на погибель — потому что она стоит в преддверии будущего...” — объяснял Тургенев свой замысел (И.С. Тургенев — К.К. Случевскому).
  • “Базаров побеждён не лицами и не случайностями жизни, но самою идеею этой жизни” (Н.Н. Страхов).
  • “Отсутствие зримых единомышленников Базарова — неслучайная и вполне ответственная особенность построения романа. Единственным указанием на существование единомышленников героя, как видно, должно остаться только базаровское «мы»” (М.П. Ерёмин)".
Читать здесь
11.Елена Полтавец "Роман И.С.Тургенева "Отцы и дети". Система уроков".
Есть бумажная книга.
12.Галина Ребель "Базаров и Раскольников: Слово – идея – масштаб личности".
"Герой Тургенева, в отличие от героя Достоевского, предъявлен не изнутри, а преимущественно извне, голос его строго отделен от безличного повествования, границы которого героем практически не нарушаются, причем это голос буквальный, то есть обращенный к собеседнику, к тому же звучащий, как правило, уверенно, утвердительно, в то время как для Раскольникова характерна вопросно-ответная форма речи. Высказывания Базарова, по контрасту с нервозными, взвинченными, часто довольно пространными словоизлияниями Раскольникова, носят сдержанно-лаконичный характер".
Читать здесь
13.Ребель Галина. «Гений меры»: Тургенев в русской культуре.
"Теорию Раскольникова, как и мечты князя Андрея о славе, можно практически без искажений передать в пересказе, то есть «оторвать» от самих героев, «вырвать» из контекста, а теория Базарова, сколько ни пытаются критики и литературоведы ее выстроить, чтобы идентифицировать с одной из реально существовавших идеологических систем, в извлеченном из романа варианте тотчас рассыпается на противоречащие друг другу положения. Прежде всего это происходит потому, что все те высказывания, которые демонстрируют базаровский нигилизм, погружены в живую плоть конкретного, не менее напряженного психологически, чем идеологически, спора, то есть контекстуально обусловлены, так что принимать их за выверенные и выношенные идейные положения следует с очень большой осторожностью".
Читать здесь
14.Елена РОМАНИЧЕВА "Общие слова, или Роман И.С. Тургенева «Отцы и дети» на уроках повторения".
"Жизнь победила теорию, и смерть Базарова – не случайность, а следствие художественной логики романа. Смерть словно возвышает героя. “Умереть так, как умер Базаров, – скажет Д.И. Писарев, – это всё равно что сделать подвиг”. Действительно, изображение последних дней жизни героя обнажает героическое и трагическое начала в его характере: “Мне мерещилась фигура сумрачная, дикая, и всё-таки обречённая на погибель, потому что она стоит в преддверии будущего” (Тургенев). А будущее есть отрицание настоящего, значит, наступление любой новой эпохи будет рождать Базаровых – людей, чей нигилизм будет наиболее полным и беспощадным. Поэтому и споры о нигилизме – это не только и столько споры о будущем России, сколько размышления о том, а есть ли граница отрицания и что произойдёт с человеком, если он “переступит” эту границу.
“Очинно они уже рискуют” – так оценит игру главного героя отец Алексей. “Наполеоновское правило, батюшка, наполеоновское”, – разовьёт мысль отец Базарова. Так исподволь, почти пунктирно, будет обозначена в романе одна из ключевых тем эпохи".
http://lit.1september.ru/article.php?ID=200101604
15.Майя КУЧЕРСКАЯ  "Иван Сергеевич Тургенев".
"Внезапная любовь Базарова к Одинцовой наносит его идеологии серьёзный удар. Базаров открывает, что не в состоянии полностью подчинить себя “нигилизму” и цинизму. Слишком быстро он начинает видеть в Одинцовой не только “богатое тело”, не только “госпожу — ой-ой-ой” и “бабу с мозгом”, но “молодую, прекрасную женщину”. “В разговорах с Анной Сергеевной он ещё больше прежнего высказывал своё равнодушное презрение ко всему романтическому; а оставшись наедине, он с негодованием сознавал романтика в самом себе”.
За что Базаров полюбил Одинцову? За обаяние, за красоту и за холод, за равнодушие. “Вишь, как она себя заморозила!” — говорит о ней Базаров".
16.Дарья МЕНДЕЛЕЕВА  "Последний романтик, или Тайна Евгения Б.".
"Романтизм Базарова проявляется, однако, вовсе не в том, что этот герой-одиночка всеми своими силами ведёт отчаянную борьбу за место под солнцем, хотя бы это и было место скромного уездного врача, и даже не в том, что он вопреки, как кажется, собственным убеждениям неожиданно влюбляется в Одинцову, то есть испытывает именно то чувство, над которым ранее так беззастенчиво смеялся. Подлинный масштаб размышлений, занимающих героя, открывается нам уже ближе к завершению романа, в том разговоре, который ведут приятели, лёжа под стогом сена. Евгений, напоминаем, произносит здесь следующий монолог: “Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнении с остальным пространством, где меня нет и дела до меня нет, и часть времени, которую мне удастся прожить, так ничтожно мала перед вечностью, где меня не было и не будет… А в этом атоме, в этой математической точке кровь обращается, мозг работает, что-то хочет тоже… Что за безобразие? Что за пустяки?” Таким образом, вся философия, все революционные идеи, обыкновенно так занимающие господ критиков, в понимании самого же Базарова внезапно оказываются лишь частным случаем, пылинкой перед лицом вечности".
http://lit.1september.ru/article.php?ID=200203002
17.Юрий Манн "Базаров и другие".
"Но откуда же эта «злоба» в любви Базарова и почему Одинцову пугает его недоброе выражение лица? Базаров — человек изменившегося миросозерцания, нового строя чувств. Романтизм «средних веков», как и классический романтизм (в этом они сходились), переносил свой идеал в любимого человека. Любовь — небесная сила, а красота, любимая женщина — одно из воплощений (вероятно, ярчайшее) философской разумности мира. Поэтому необычайно высоко поднималась любовь платоническая: красоте как воплощению идеальности следовало прежде всего поклоняться, владеть ею — необязательно. Но Базаров, мы знаем, никаких общих сил, данных нам идеально, не признает. Для него существует только конкретная женщина, Анна Сергеевна Одинцова, со своим чарующим голосом, стройным станом, покатыми плечами. Ее надо взять, подчинить себе, как подчиняют природу (снова вспомним базаровский афоризм о природе). Подчинить себе, плебею и бедняку, эту гордую аристократку. Но зато и в случае неудачи боль такого чувства намного острее, чем любви романтической. Она не может найти себе утоления в сладкой мысли о бескорыстно преданном поклонении идеалу. Она переживается как обида, почти как оскорбление и потому неразлучна со «злобой». Точно так же и смерть в новой ситуации переживается острее и трагичнее. Для человека, видящего высший смысл своей краткой жизни, удары судьбы оправданны".
http://sobolev.franklang.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=134:2011-12-03-16-37-41&catid=28:-xix-&Itemid=7
18.Олег Лекманов "О жизни, «ничтожной перед вечностию», и «жизни бесконечной» в романе «Отцы и дети» И. С. Тургенева".
http://www.russkayarech.ru/files/issues/1999/1/01-lekmanov.pdf
19.Ю.В.Лебедев "Роман И.С. Тургенева "Отцы и дети".
Читать здесь
20. Николай Николаевич Страхов  "И. С. Тургенев. "Отцы и дети".
Читать
21.В.М.Маркович "И.С. Тургенев и русский реалистический роман XIX века".
Содержание
Введение
Глава
1. Некоторые особенности реализма в романах Пушкина, Лермонтова, Гоголя («Евгений Онегин», «Герой нашего времени», «Мертвые души»)
Сон Татьяны в поэтической структуре «Евгения Онегина»
О «втором сюжете» в «Мертвых душах»
О лирико-символическом подтексте в романе Лермонтова «Герой нашего времени»
Символический подтекст и становление реализма в русском классическом романе
Глава
2. Схема и дискуссия в романах натуральной школы (Герцен и Гончаров)
О роли диалогического конфликта в романе Герцена «Кто виноват?»
Своеобразие диалогического конфликта в романе Гончарова «Обыкновенная история»
Природа художественной истины в романах Герцена и Гончарова 1840-х годов
Глава
3. Эволюция художественной системы Тургенева-романиста в 1855-1862 гг.
Роман Тургенева «Рудин» и традиции натуральной школы
Между эпосом и трагедией («Дворянское гнездо»)
Трагическое в романе «Накануне»
Кто такой Базаров?
22.  В.М.Маркович "Человек в романах И.С. Тургенева".
Список заголовков:
Введение.
Равновесие противоположностей.
Уровни человечности.
Личность. Общество. История.
23. В.А.Доманский "Культурный универсум романа И.С. Тургенева "Отцы и дети". Система уроков".
Читать      
24. Н.Д.Тамарченко " Структура сюжета в романах Тургенева : к постановке проблемы".
25.Тамарченко, Н.Д. Русский классический роман XIX века [Проблемы поэтики и типологии жанра] / Н.Д. Тамарченко. – М.: Изд-во РГГУ, 1997. – 201 с.
26.Куча литературы по Тургеневу.
Здесь

Комментариев нет: