пятница, 19 июля 2013 г.

Моя поэтическая антология: Владимир Лифшиц

     Владимир Александрович Лифшиц ( 1913, Харьков — 1978, Москва) — русский писатель, поэт, драматург. Отец Льва Лосева. Большой популярностью пользовались его стихи «Баллада о черством куске», «Датская легенда» и цикл «Стихи Джемса Клиффорда», в котором под маской вымышленного английского поэта была высказана правда о войне и о жизни в тоталитарном обществе. Широко известны были его сатирические стихи, появлявшиеся в «Литературной газете» под именем «Евгений Сазонов» (коллективный псевдоним). Источник
Лев Лосев "Упорная жизнь Джемса Клиффорда: возвращение одной мистификации"

"Датская легенда"
Немцы заняли город
без боя, легко, на бегу,
и лишь горстка гвардейцев,
свой пост у дворца не покинув,
в черных шапках медвежьих
открыла огонь по врагу
из нелепых своих,
из старинных своих карабинов.

Копенгаген притих.
Вздорожали продукты и газ.
В обезлюдевший порт
субмарины заходят во мраке.
Отпечатан по форме
и за ночь расклеен приказ:
всем евреям надеть
нарукавные желтые знаки.

Это было для них,
говорили,
началом конца.
и в назначенный день,
в тот, что ныне становится
сказкой,
на прогулку по городу вышел
король из дворца
и неспешно пошел
с нарукавною желтой повязкой.

Копенгагенцы приняли
этот безмолвный сигнал.
Сам начальник гестапо
гонял неприметный "фольксваген"
по Торговой,
на площадь, за ратушу,
в порт,
на канал, -
с нарукавной повязкой ходил уже
весь Копенгаген!..

Может было такое,
а может быть, вовсе и нет,
но легенду об этом
я вам рассказал не напрасно,
ибо светится в ней
золотой андерсеновский свет
и в двадцатом столетьи
она, как надежда, прекрасна.

“Отступление в Арденнах”
Ах, как нам было весело,
Когда швырять нас начало!
Жизнь ничего не весила,
Смерть ничего не значила.
Нас оставалось пятеро
В промозглом блиндаже.
Командованье спятило
И драпало уже.
Мы из консервной банки
По кругу пили виски,
Уничтожали бланки,
Приказы, карты, списки,
И, отдаленный слыша бой,
Я — жалкий раб господен —
Впервые был самим собой,
Впервые был свободен!
Я был свободен, видит бог,
От всех сомнений и тревог,
Меня поймавших в сети.
Я был свободен, черт возьми,
От вашей суетной возни
И от всего на свете!..
Я позабуду мокрый лес,
И тот рассвет, — он был белес, —
И как средь призрачных стволов
Текло людское месиво,
Но не забуду никогда,
Как мы срывали провода,
Как в блиндаже приказы жгли,
Как всё крушили, что могли,
И как нам было весело!

"Грустная шутка"
Час придет, и я умру,
И меня не будет. 
Будет солнце поутру, 
А меня не будет. 

Будет свет и будет тьма, 
Будет лето и зима, 
Будут кошки и дома, 
А меня не будет. 

Но явлений череда, 
Знаю, бесконечна, 
И когда-нибудь сюда 
Я вернусь, конечно. 

Тех же атомов набор 
В сочетанье прежнем. 
Будет тот же самый взор, 
Как и прежде, нежным. 

Так же буду жить в Москве, 
Те же видеть лица. 
Те же мысли в голове 
Станут копошиться. 

Те же самые грехи 
Совершу привычно. 
Те же самые стихи
 Напишу вторично. 

Ничего судьба моя 
В прошлом не забудет. 
Тем же самым буду я... 
А меня не будет.

Комментариев нет: