четверг, 15 ноября 2012 г.

Мой научный читальный зал: Нечипоренко, Гоголь, Газданов

  Читаю литературоведческие статьи Юрия Нечипоренко.
1.Юрий Нечипоренко. Космогония Гоголя. - Литература. Первое сентября, 2002, №1.
"Гоголь придал русской литературе хуторское лицо, проявил сельскую жертвенность и праздничность. Хутор — часть округа. Принципиальная неполнота хуторской жизни избывается в ярмарке, в праздниках, её врачующих. Хуторяне живут в “вечном” циклическом времени, следят за временем по росту живого вещества. На ярмарке встречаются и взвешиваются интересы селян и горожан, технологии старые и новые. Городские соблазны оказываются “укрощёнными” образом жизни, обликом культуры селян. Здесь нет разгула того рода, что устраивает “свободный рынок” в городах. На селе жива сказка с её пользой, где “намёк, добрым молодцам урок”, где даётся решение задач бытия: женитьбы, поиска насущного хлеба или пропавшей грамоты. Торжище связано со зрелищем, в ярмарке в свёрнутом виде присутствует карнавал".
Читать полностью здесь
2.Юрий Нечипоренко. Гайто Газданов. 
"За последние 20 лет жизни Газданов выпустил в свет 3 романа — «Пилигримы», «Пробуждение», «Эвелина и ее друзья». Стиль его произведений становится более лапидарным, емким, философски насыщенным. В содержании появляется морализаторский оттенок, более явственно ощущается мотив помощи и спасения, дружеской поруки людей. Если в «Ночных дорогах» где-то на периферии текста исследователи обнаружили евангельскую цитату: «Придите ко мне все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою Вы», то в позднем творчестве она могла бы стать эпиграфом к роману «Пробуждение», герой которого (француз Пьер) пытается вернуть сознание у больной женщины, потерявшей человеческий облик. Идеи милосердия и сострадания, существовавшие в подтексте ранних произведений, обрели в позднем творчестве реальное воплощение. Газдановский роман — это замедленная проза, развивающаяся как бы во сне, не касаясь подробностей жизни и даже самой земли. По мнению М.Шульмана, ему свойственны сюжетно-криминальная линия, отсутствие доминанты в философском освещении событий (парадоксальные мысли проговариваются на периферии сюжета), сильное подтекстовое движение и т.д".
Читать здесь
3.Юрий Нечипоренко. Царский жанр. - Новая Юность, 1998, №1-2.
"В “Сорочинской ярмарке” создан образ культуры. Предание о красной свитке движет интригу повести. Из пекла является черт, пропивает в шинке свои денежки и одежды, пока не закладывает красную свитку, обещая через год вернуться за ней. Свитку перекупают — и она начинает странствовать, принося несчастья. Ее разрубают на куски и раскидывают по ярмарке. Возвращается черт — и собирает куски.
Начало этого предания оказывается вывернутой наизнанку историей про богиню Инанну: богиня идет сверху вниз, черт — снизу вверх, богиня теряет одежды (ее раздевают), — и черт теряет одежды (пропивает), дальше богиня испытывает превращение и несет несчастье, как приносит несчастье и чертова свитка. Тот факт, что древний миф может всплыть через тьму столетий “кверху брюхом” — в бытовой сказке, известен в литературе. Удивительно, что миф Шумера всплыл в Малороссии!
Инанна через пять тысяч лет оборачивается чертом: входя в шумерскую преисподнюю в III тысячелетии до новой эры богиней, она выскакивает оттуда чертом на Украине в конце II тысячелетия нашей эры. Связь мифов Шумера и Вавилона со славянским фольклором поразительна: совпадение ситуаций и смыслов бывает буквальным. “Без дела сижу, пропадает сила” — так говорит герой “Сказания о Гильгамеше” Энкиду. Через несколько тысяч лет ему вторит Тарас Бульба: “Без дела сидим, пропадает казацкая сила”. История о шести любовниках богини Иштар, которых она унижает и портит, приобретает бытовое, комичное звучание в истории про ведьму Солоху (из “Ночи под Рождество”), которая сажает своих ухажеров в мешки".
4.Юрий Нечипоренко. Любовь и блуд в «Ночи под Рождество».
"Столкновения шаров в бильярде напоминают и постоянные тумаки и воздействия физического рода, которыми обмениваются герои. Стук в дверь, удары по спине («больно дерёшься», говорит кузнецу Чуб), удары кочергой – все эти воздействия говорят о механике. Конечно, жизнь сложнее бильярда – на бильярдном столе нет погоды и меньше элемента случайности. Вот группа шаров катится в хату дьяка – но метель прерывает это движение, и шары начинают двигаться, повинуясь другому порыву, они набиваются, как в лузу, в хату Солохи. Дальше кузнец тащит за собой мешки - тоже что-то вроде группы шаров, которая потом «разбивается» и разбегаются по лузам - хатам Пацюка, кума и Чуба…
 Все эти передвижения людей и мешков дополняются полётом кузнеца на черте в Петербург. Полету этому предшествует любопытная алгебраическая по красоте свой задача. Парадоксальность письма Гоголя состоит в том, что задачу эту ставит Оксана, которая показана вначале как девушка, что только любуется собой в зеркале и поет славу свой красоте.
 Вот первая формула задачи, которую Оказана произносит, увидев на подруге новые черевички: «Хорошо тебе, Одарка, у тебя есть такой человек, который всё тебе покупает; а мне некому достать такие славные черевики». Такое заявление сейчас могут назвать провокацией". 
Читать здесь

Комментариев нет: